Пилоты посадили Ил-86 на брюхо в аэропорту Дубаи

В аэропорту Дубая /ОАЭ/ 21 Сентября 2001 года экипаж Ил-86 RA-86074 авиакомпании Аэрофлот, летевшего по маршруту Москва — Дубай, произвел посадку на фюзеляж с убранными шасси.

После приземления произошел пожар в двух двигателях и багажном отсеке.

На борту находились 307 пассажиров и 14 членов экипажа.
Никто не пострадал.

Подробности происшествия и результаты расследования:

Пилоты, забывшие выпустить шасси и посадившие аэробус прямо на брюхо, признаны виновниками ЧП, пусть и обошедшегося без человеческих жертв, зато обернувшегося многомиллионным ущербом для «Аэрофлота».

21 сентября прошлого года аэрофлотовский Ил-86 приземлился в международном аэропорту Дубай с невыпущенными шасси. Сама посадка была выполнена с ювелирной точностью — после того, как аэробус, легко стукнувшись о бетонку, стремительно заскользил по плитам, кто-то из пассажиров даже захлопал в ладоши. Впрочем, аплодисменты мгновенно стихли, когда люди увидели снопы искр, вырывающиеся из-под фюзеляжа.

Ил-86 вполне мог развалиться на части и сгореть. Но занявшийся было пожар вовремя потушили. Пассажиры не пострадали, если не считать испорченных нервов и багажа, который покрылся копотью и хлопьями противопожарной пены.

Представители «Аэрофлота» компенсировали ущерб пассажирам прямо в аэропорту, выдав каждому по $400 — из расчета $20 за килограмм груза. Однако подмокшие чемоданы оказались не самой крупной статьей расходов «Аэрофлота» в дубайском ЧП. На порядок больше (по данным Межгосударственного авиа-комитета, около $10 миллионов) российской авиакомпании пришлось заплатить за 13-часовой простой взлетной полосы аэропорта — именно столько времени понадобилось сотрудникам местных аварийных служб, чтобы утащить аэробус на резервную стоянку. Примерно в такую же сумму обойдется и потеря лайнера, который, как говорят специалисты, восстанавливать нецелесообразно. Впрочем, он был застрахован на $6 млн.

Реакция руководства авиакомпании на ЧП была довольно жесткой. Несмотря на то что в день аварии представители «Аэрофлота» заявляли, что «этот беспрецедентный случай, скорее всего, стал возможен из-за технической неисправности механизма выпуска шасси», вскоре последовали меры репрессивного характера. Причем коснулись они не разработчиков машины или, как следовало ожидать, тех, кто ее обслуживал, а летчиков и их руководителей. По словам сотрудников пресс-службы «Аэрофлота», «прямо в аэропорту Дубай у командира экипажа, второго пилота, штурмана и бортинженера отобрали летные свидетельства», а чуть позже «были уволены заместитель летного директора, командир эскадрильи самолетов марки ‘Ил’ и командир летного отряда ‘Ил-86’ компании».

Пока «Аэрофлот» разбирался с сотрудниками, расследованием аварийной посадки занялась комиссия Генеральной администрации гражданской авиации ОАЭ, в которую пригласили и россиян: экспертов МАКа, представителей Государственной службы гражданской авиации, ОКБ имени Ильюшина и самой авиакомпании. И вот специалисты объявили о завершении технической части расследования.

По их заключению, авария произошла вследствие «невыполнения экипажем действий, предписанных руководством по летной эксплуатации». Летчиков подвело различие в схемах посадки, принятых в российских и зарубежных аэропортах. У нас самолет, заходя на посадку, сначала выпускает шасси, а затем закрылки, а у них — наоборот. Дело в том, что выпущенное шасси создает препятствие для встречного потока воздуха, что приводит к возникновению дополнительного шума при посадке. Санитарные требования по шуму за границей более жесткие, поэтому колеса и не разрешается выдвигать раньше времени.

Во время посадки в международных аэропортах российские пилоты руководствуются местными правилами, а автоматика самолета остается верной «российской схеме», на которую ее настроили на заводе. То есть начинает реветь сирена и мигать предупредительное табло, сигнализирующие, что порядок действий экипажа нарушен. Ревущую сирену летчики, чтобы не мешала, отключают, хотя это запрещено инструкциями.

Так произошло и в Дубае. Но ошибка летчиков заключалась не только в этом. При посадке роли в экипаже распределялись так: второй пилот сажал машину, а первый при этом учил своего напарника садиться в иностранных аэропортах. И оба летчика «забыли» про бортинженера, действия которого они, опять же в соответствии с инструкцией, обязаны были контролировать. Бортинженер, оказавшись в одиночестве, был вынужден задавать обязательные при посадке вопросы сам себе и сам же отвечать на них. «Частота аэропорта? Такая-то, настроена. Давление за бортом? Такое-то, выставлено. Посадочный маяк? Отдан. Скорость? Триста. Шасси? Выпущено»,- проговорил он, но забыл выполнить последнюю собственную команду.

Материалы технического расследования, как сообщили в пресс-службе «Аэрофлота», переданы в транспортную прокуратуру, следователям которой и предстоит определить степень вины каждого участника ЧП.

Использованы материалы:
Информация: Русские Эмираты, Сергей Дюпин (Коммерсант)
Фото: Academic.ru

Похожие статьи

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *